ИПК

- филиал ГОУ ВО МО ГГТУ 

Европейское качество образования

Жукова Т.И.

 

 

 

 

Т.И.Жукова,

кандидат педагогических наук, преподаватель,

Истринский профессиональный колледж – филиал ГОУ ВО Московской области «Государственный гуманитарно-технологический университет»,

Российская Федерация, Московская область, г. Истра.

 

Интерактивные формы работы на уроках русского языка и чтения

в начальных классах

(из опыта работы со студентами)

 

         В 1993 году известный психолог Н.В.Репкина, участвовавшая в разработке и реализации основных идей концепции Д. Б. Эльконина - В. В. Давыдова, в своём очерке «Что такое развивающее обучение?» писала: «Было бы, однако, крайне неразумно откладывать освоение развивающего обучения до той счастливой поры, когда все его проблемы будут решены. Ускорить их решение можно только одним путём: сделав развивающее обучение нормой современной школы» [3].

         Эта пора настала, так как в настоящее время педагоги российских школ работают по ФГОС ООО второго поколения, в основу которого положены именно принципы развивающего обучения, что делает особенно актуальным вопрос о широком внедрении личностно-ориентированных технологий. В связи с тем, что учащиеся должны активизировать свою познавательную деятельность, возникает необходимость постоянно вносить элементы новизны в структуру учебного процесса, его методы и организационные формы.

         В настоящее время многие исследователи связывают инновации в образовании с интерактивными методами обучения, обеспечивающими условия для раскрытия личностных качеств каждого ученика. Модель интерактивного обучения предполагает самостоятельный поиск и осмысление информации обучающимися, проявление инициативы и творчества, создание нового продукта деятельности. Используемая диалоговая форма урока обеспечивает многостороннюю коммуникацию, активность каждого субъекта образовательного процесса, паритетность, отсутствие репрессивных мер управления и контроля со стороны педагога.

         Интерактивный («inter» – взаимный, «act» – действовать) – означает взаимодействовать, находится в режиме беседы, диалога с кем-либо. Интерактивные и активные методы имеют много общего. В отличие от активных методов, интерактивные ориентированы на более широкое взаимодействие обучающихся не только с преподавателем, но и друг с другом. Таким образом, интерактивный метод можно рассматривать как самую современную форму активных методов [4].

         Интерактивные методы обучения – это работа в парах, в малых группах, ролевые игры, круглые столы, проектная деятельность, технология мастерских, компьютерные (новые информационные) технологии обучения и др.

         В последнее время всё более популярными становятся различные формы интерактивного обучения,способствующие формированию условий, инициирующих учебное действие.        Назовём самые известные из них: «Аквариум» – форма диалога, когда обучающимся предлагается обсудить проблему «перед лицом общественности»; «Коллаж» – это приём, который заключается в наклеивании на какую-либо основу материалов, отражающих тему урока; «Синквейн» – упражнение, замаскированное под свободное творчество и заставляющее размышлять на заданную тему (белый стих, состоящий из 5 строк); «Дебаты» – прения, обсуждение вопроса, обмен мнениями; «Мозговой штурм» – рассмотрение креативных идей участников; «Броуновское движение» – движение учеников по всему классу с целью сбора информации по предложенной теме; «Кластер» – графическое расположение изучаемого материала вокруг ключевого слова (модель «планета и ее спутники»); «Кейс-стади» – поиск обучающимися сведений, осмысление ситуаций, предусматривающих необходимость решения проблемы; «Инсерт» – чтение с маркировкой, когда учащиеся делают пометки во время чтения текста, после чего заполняют таблицу, куда кратко заносят полученные сведения, и др.

         Учебный процессдолжен быть организован так, чтобы практически все учащиеся оказались вовлеченными в процесс познания и имели возможность в прямом контакте с товарищами сосредоточиться на выполнении поставленной перед ними задачи.  В связи с этим в начале работы педагог может испытывать некоторые затруднения в построении траектории урока.

         Рассмотрим примеры некоторых форм интерактивного обучения на уроках русского языка и литературного чтения в начальных классах, используемых студентами во время практики в школе.

         Одна из таких форм – «Броуновское движение», названное по ассоциации с явлением беспорядочного движения частиц, открытого шотландским ботаником Броуном в 1827 году. Ученикам третьего класса при изучении сказок А.С.Пушкинав заключительной части урока раздали цитаты из «Сказки о рыбаке и рыбке» и предложили построиться в порядке их следования. Сориентировались они достаточно быстро, так как сразу же определился лидер «движения». Но всё же урок был несколько затянут, так как места у доски, где происходило общение детей, мало. В этом случае учитель должен был дать цитаты из нескольких сказок поэта, чтобы ученики могли создать группы в разных местах учебного кабинета, что сделало бы урок содержательнее и эффективнее.

         При анализе стихотворения С.А.Есенина «Берёза» на уроке в третьем классе (УМК «Гармония») было обращено внимание на то, как созданы образные выражения, встречающиеся в произведении: «пушистые ветки» – признак сходства по форме, «снежная кайма» – по цвету, «горят снежинки» - сходство по действию и т.д.

         В конце урока учитель предложил ученикам поиграть в «Аквариум» (эта игра предполагает взаимодействие детей в одной из групп, а значит, задание должно быть сложным).На интерактивной доске педагог разместилцитаты из произведений поэта (роса медвяная; поёт зима, аукает; мохнатый лес; словно белою косынкой; черёмуха душистая; подвязалася сосна; точно серебром; принакрылась снегом; серебряный ручей; горят снежинки; дремлет лес) и предложил нескольким «рыбкам» посоветоваться между собой и разделить образные выражения на группы. Остальные ученики должны были «болеть» за товарищей и оценивать их действия.

         Перед выполнением этого задания необходимо ещё раз развести сложные литературоведческие понятия: метафора – это переназывание, художественный приём, основанный на сравнении предметов по сходству признаков или действий (сравнение скрытое); эпитет – частный случай метафоры, выраженный в художественном определении-прилагательном. Встречаются оценочные и цветовые эпитеты, но они всегда выражают эмоциональное состояние автора, его отношение к изображаемому.

         Воспользовавшись экранной мышью, «рыбки» создали из сочетаний три группы – метафоры, сравнения, эпитеты. Далее все ученики обменялись впечатлениями и дали словесную оценку действиям «рыбок», а также выделили среди цитат примеры олицетворения природы (поёт зима, аукает; подвязалася сосна; принакрылась снегом; дремлет лес; мохнатый лес).Игровая форма урока помогла детям ощутить себя вовлечёнными в процесс изучения образной системы поэзии С.Есенина, понять её особенности.

         По окончании изучения темы ученики составляли образные определения объектов, представленных на интерактивной доске (васильки, сосны, снегири, осенняя берёза и др.). Дети получили части этих определений в рассыпанном виде: синие глазки; красные яблоки; пушистые вершины; засияли на пшеничном поле, появились на заснеженных елях, осенние листья; у зелёных красавиц; как золотые монетки и др. Они с необыкновенным интересом разыскивали свои «пары», ошибались, советовались друг с другом и приходили к согласию.

 

         В дальнейшем обучающиеся могли сами сравнивать объекты по разным признакам, придавая своей речи образность (технология ТРИЗ).

         На уроках русского языка «Броуновское движение» можно использовать, например, при изучении темы «Общее понятие о частях речи», но при этом следует хорошо продумать ход игры. Так, в конце урока ученики получили задание разделить слова на группы. Каждому досталось слово какой-то части речи: существительное, прилагательное или глагол. Чтобы дети «не шумели», желая упорядочить игру, учитель развесил в классе три таблички с названиями частей речи и тем самым придал учебному процессу заорганизованность, так как ученики быстро построились в нужных местах, так и не вступив во взаимодействие.

         На другом уроке русского языка педагог предложил обучающимся карточки со словами с омонимичными корнями (нос, носильщик, носовой, носить, носитель, вода, водитель, водяной, вождение, водить, буря, бурить, бурильщик, буровая и др.) и сказал, что надо объединиться так, чтобы в каждой группе были однокоренные слова. Ученики вынуждены были разобраться в значении слов, определиться, кто из одноклассников встанет рядом. Конечно, обязательно нашлись дети, проявившие лидерские качества.

         Так, в процессе «броуновского движения» на данном уроке получили развитие коммуникативные умения и навыки обучающихся, осуществлялись эмоциональные контакты между учениками, произошли смена деятельности, снятие нервной нагрузки.

         Творчески работающие педагоги часто обращаются к упражнению «Кластер» (термин происходит от англ. cluster – кисть, рой; переносное значение – информационный пакет данных) [2]. На уроке русского языка в третьем классе учащиеся составляли таблицу классификационных признаков имени существительного, а затем определяли, к какой части речи относятся слова «бег», «плавание», «желтизна» и др. В конце урока ученики разместили этот материал на интерактивной доске по принципу «планета и её спутники», что было сделать очень легко (все признаки части речи содержались в таблице), и использование «кластера» оказалось данью моде. В этом случае «кластер» должен был появиться на обобщающем уроке по данной теме.

         Более сложная технология «Кейс-стади» также может быть использована в работе учителя начальных классов. Название, по разным источникам, происходит или от английского слова case – портфель, небольшой чемодан, или от латинского casus – сложный, запутанный случай.

         Кейсы применимы в том случае, если проблема имеет несколько решений или содержит множество альтернативных путей решения. Основа кейса – это грамотно подобранная проблемная ситуация, логически выстроенная система заданий. Например, четвероклассникам было интересно с помощью различных словарей (толкового, нового толково-словообразовательного, синонимов, омонимов), и прежде всего этимологических (включая Словарь живого великорусского языка В.И.Даля), узнать происхождение и толкование хорошо им известного термина «существительное». Наиболее полное толкование этого слова и историю происхождения можно найти в этимологическом словаре русского языка Г.П.Цыганенко, составитель которого отмечает, как и другие толкователи, что оно восходит к праславянскому слову «сущий» и связано с лексемой «суть» – «самое главное, сущность, основа чего-либо».

         Нами проанализировано несколько ситуаций использования интерактивных форм обучения. Следует заметить, что в каждом случае для успешного построения такого урока от учителя требовалось проявление педагогического мастерства в высшей степени, знание различных методик преподавания и умение совмещать несколько форм обучения при организации учебного занятия. Ведь каждая ситуация включала решение нескольких задач. Это прежде всего развитие коммуникативных умений – дети учились общаться, устанавливать деловые контакты в процессе обучения, прислушиваться к чужому мнению, работать в команде. Также это овладение предметными знаниями, так как все упражнения содержали необходимую информацию. В ходе выполнения заданий получили развитие общеучебные умения и навыки (анализ, синтез, сравнение, постановка целей и т.д.). А с каким эмоциональным подъёмом дети участвовали в этих необыкновенных играх со свободным движением! Студенты, организовавшие такую работу, тоже не остались равнодушны к происходящему и в дальнейшем стремились использовать эти приёмы чаще.

         В современном учебном процессе учащиеся должны приобретать значительную часть знаний самостоятельно – в ходе поисковых заданий, проблемных ситуаций и других средств, активизирующих познавательную деятельность. Цель обучения – «научить обходиться без учителя», по известному выражению философа и писателя ЭлбертаХаббарда. Неоценимую помощь учителю несомненно окажут технологии интерактивного обучения, которые всё шире используются педагогами.

 

         Литература:

1. Двуличанская Н.Н. Интерактивные методы обучения как средство формирования ключевых компетентностей // Электронное научно-техническое издание «Наука и образование» – № 4 – 2011 г. [Электронный ресурс]. http://technomag.edu.ru/doc/172651.html.

2. Женило М.Ю., Юрченко Е.С. Словарь иностранных слов. – Ростов н/Д: изд-во «Феникс», 2001.

3.Репкина Н.В. Что такое развивающее обучение? Научно-популярный очерк. – Томск: «Пеленг», 1993.

4. Сластенин, В.А. Педагогика: учеб.пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / В. А. Сластенин, И. Ф. Исаев. - М.: Академия, 2002.

5. Цыганенко Г.П. Этимологический словарь русского языка. Более 5000 слов. 2-е издание. Переработанное и дополненное. – Киев: «Радянська школа», 1989.

 

 

 

 

 

 

 

 

 Т.И.Жукова,

 кандидат педагогических наук, преподаватель,

Истринский профессиональный колледж – филиал ГОУ ВО МО «Государственный гуманитарно-технологический университет»,

Российская Федерация, Московская область, г. Истра

 

 

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ «ДЕРЕВЕНСКОЙ ПРОЗЫ»  В.ЛИПАТОВА

(НА ПРИМЕРЕ ПОВЕСТИ «ЕЩЁ ДО ВОЙНЫ»)

 

В статье раскрываются особенности одной из лучших повестей В.Липатова «Ещё до войны», которую в последние годы принято рассматривать в русле жанра «колхозного романа», так как она посвящена изображению традиционных для «деревенской прозы» ценностей человеческого бытия. Однако для читателей, уставших от  показа мрачного и безобразного, это произведение продолжает оставаться актуальным, поскольку  позволяет окунуться в мир трудолюбивых, добрых, любящих свою семью людей. Писатель сумел рассказать о сложностях жизни сибирской глубинки  правдиво, с юмором, подлинно народным языком, который изобилует самобытными оборотами речи.

Ключевые слова: «деревенская проза», перифразы-каламбуры, диалектизмы, тавтологические повторы-многословия, смешение стилей, персонификация, бессоюзие как художественный приём, картина мира, отсутствие идеологизации.

 

 

  Глубина и цельность духовного мира человека, связанного своей жизнью с землей, всегда привлекала русских писателей, начиная со времени появления «Записок охотника» И.С.Тургенева. Как новое литературное направление, «деревенская проза» стала осознаваться литературной критикой в конце шестидесятых годов XX века, когда были опубликованы  произведения, повествующие о жизни   на селе, такие как «Братья и сёстры» Ф.Абрамова (1957), «Сельские жители» В. Шукшина (1963), «Матрёнин двор» А.Солженицына (1963) и др.

         Повесть В.Липатова «Ещё до войны», посвящённая утверждению вечных ценностей человеческого бытия – честного труда, искренней любви, крепкой и дружной семьи, была напечатана в 1971 году в журнале «Знамя». Первое её издание появилось в следующем году вместе с другим произведением писателя о деревне – «Серая мышь» – в книге «Две повести».

     Десятилетним ребёнком автор впервые увидел живописные окрестности реки Кеть – правого притока могучей Оби и полюбил эти места на всю жизнь, и поэтому  он пишет о своих земляках с особой душевной теплотой. Он словно любуется ими, показывая глубину и своеобразие народной философии, обусловленной суровыми условиями жизни сибирской глубинки, но в то же время он находит столько юмора в этом неспешном, тихом долгоденствии!              

     События происходят в приобской деревне Улым на берегу Кети накануне войны – в 1939 году.

         За два года до войны девчата слово «Москва» произносили «с молитвенными глазами», а парней в армию провожали так,  «как сейчас встречают космонавтов». Того, кто «плохо работал и пил водку», улымские крестьяне стеснялись, как позорной болезни, сторонились, словно от прокажённого. Были в деревне семьи, в которых не курили и курящих в дом не приглашали.  Самогонку «колхозный председатель изготовлять не разрешал», поэтому на праздники варили медовуху.

         За два года до войны в Улыме ещё не было ни почты, ни телеграфа, ни телефона, и вести привозил лишь «кособокий пароходишко «Смелый», который был самым желанным, всеми ожидаемым дорогим гостем. Это он «примотал на плицах колёс весть о войне с Китаем, это он, узкоплеченький, привёз в деревню первого раненого с озера Хасан» и он же доставил на берег юную Раю Колотовкину, приезд которой всколыхнёт плавное течение жизни в патриархальном Улыме.

         К прибытию «Смелого» улымчане готовились «охотно, весело», недели за две. Несколько страниц занимает наполненное юмором, а иногда даже ироничное,  описание перетрясания перин,  сопровождаемого ехидными репликами мужчин, которые в это время, спасаясь от сутолоки, «как ласточки» сидели на речном яру и обсуждали происходящее: «Ну, бабы озверели! Ну, как их карачит! Это просто страсть!». И в самом деле, «шум в деревне образовался сильный, стучали палки, с писком бегали от одной перины к другой малые ребятишки, сами женщины через перины друг с дружкой перекликались» и словно соревновались, «кто кого переперинит».

         На берег приходили всей деревней – празднично одетые, очарованные, притихшие, полные ожидания вестей. Матросов узнавали с берега, давали им своеобразные характеристики: «Который шеи нету – это Серёжка Малиновский, а кто рукава закатаны – Семён Вагин». Такие парадоксальные и со стороны логики, и со стороны грамматики высказывания улымчан не раз встретятся на страницах повести. Вот как тётя Паша  представляет себя запутавшейся в родственных связях Рае Колотовкиной (в деревне было много однофамильцев): «Я сама собой буду не из тех Мурзиных, что баня в прошлом году сгоревши, а я – те Мурзины, что корова вёхом объевшись». Такие логические перифразы-каламбуры не могут не вызывать улыбку.

         Изображение жизни таёжного края, населённого в годы коллективизации более всего выходцами из Украины, ассимилировавшимися с местным населением, не было бы достоверным, если бы этому не соответствовало особое языковое выражение. Речь героев изобилует диалектизмами. Среди них слова, которые можно понять лишь в контексте, или лексические диалектизмы: обласок – лёгкая лодка-долблёнка, вёх – ядовитое растение, ботало – колокольчик на шее коровы, межеумок – сеть, ботать – ловить рыбу бреднем; морфологические – «у моего дядю», «лошадём»; фонетические -  «Драствуйте!»,  «Грех с этой периной: уж така тяжёла, уж така тяжёла…» (диэрезы – выкидки); «здря», «Вот как тресну уполовником!» (эпентезы – вставки).   

         Для местного говора характерны тавтологические повторы-многословия, свидетельствующие скорее не о безграмотности населения, занятого тяжёлым крестьянским трудом, а о стремлении говорящих к творчеству, об искреннем желании сделать речь плавной и содержательной. К таким относятся наименования «старый  старик дед Крылов», «старые старухи». Другая повесть В.Липатова –  «Серая мышь», написанная в этот же период,  как бы подтверждает существование в данной местности таких своеобразных оборотов речи: «старая старуха бабка Кланя Шестерня», «было ещё заметнее…, какая хорошая деревня этот посёлок Чила-Юл».

         Улымской гостье Рае Колотовкиной незнакомый говор подружившегося с ней балагура деда Абросимова, наполненный непонятными словами, всё более становится родным, она не перестаёт слушать  говорливого собеседника и всё больше прикипает душой и сердцем к этому таёжному краю, где её, выросшую без матери, а теперь оставшуюся без отца, в традициях фольклора называют «кровинушка», «касаточка», «травиночка», «племяшка», где все такие добрые, милые и смешные. Но она пока ещё не подозревает, какие перемены случатся в её жизни в Улыме.

         Девушка даже начинает усваивать местные обороты речи: «Ой, да что вы со мной производите!» – укоризненно обращается она к беспокоящимся за   неё    родственникам. Здесь комический эффект создаёт смешение стилей, и таких примеров мы найдём много на страницах повести. Так, напоминают каламбуры из речи военных высказывания младшего командира запаса Анатолия Трифонова, одного из главных персонажей повести: «Не имеется ли в расположении товарищ Мурзина?», «Отстающий, товарищи, в колхозе имеется в наличности один» и др.                                                                                                                                                     

         Стерлядке (так хотя и ласково, но обидно прозвали Раю из-за стройности и хрупкости) приходится привыкать и к местным обычаям, которые больше похожи на церемонии – так обстоятельно они описаны: это завтрак в доме Колотовкиных, во время которого надо уметь достать ложкой суп из общего чугуна и при этом не пролить ни капли; чопорная деревенская «товарочка», где девушки танцуют друг с другом, а парни стоят у стен (такой порядок!); праздник окончания урожая, на котором молодым людям – передовикам сельского хозяйства – полагается произнести речь; постоянно прерывающийся из-за неисправного мотора многочасовой  просмотр кинофильма в клубе, самодеятельный спектакль, во время репетиции которого Рая и деревенский тракторист Анатолий Трифонов, недавно демобилизованный из армии, полюбили друг друга.

         Как автору удаётся не упустить, кажется, ни одного элемента жизни улымчан? Чаще всего как художественный приём используется ёмкое бессоюзие. Вот как, например, рассказывается о переполохе, начавшемся утром в большой улымской «семье» после товарочки, с которой Рая Колотовкина и Анатолий Трифонов впервые ушли вместе: «Деревня клокотала и бурлила, шепталась и замирала от удивления; бабы сразу после завтрака сходились в тесные группки возле прясел, старики и старухи на свои лавочки выползали в полном составе и раньше времени, недавно ожеребившаяся кобыла «Весна» ржала громче обычного и разнесла в щепки кедровое стойло».

         Просто так гулять с парнем в Улыме нельзя. «Это позоришша!...Это не то что стерпеть, это я помыслить не могу», – возмущённо заявил Раин дядя, уважаемый всеми председатель колхоза Пётр Артемьевич, который считал, что прежде всего она должна выполнить наказ отца – поступить в институт. Да и родители Анатолия искали сильную и работящую невестку, которая смогла бы следить за их большим хозяйством, и городская худенькая «стерлядка» им никак не подходила.

          Вся деревня с замиранием сердца следила за этой сложной любовной историей, и все страдали оттого, что разлука неизбежна. Было понятно, что ни на кого не похожая горожанка в сибирской деревне не ко двору. Услышав это и от любимого («Мы друг дружку сгубим…Обои отцы против нас… я не хочу, чтобы тебе плохо было, Раюха… Ты мне любая!»), Рая уезжает из Улыма.  Ведь это было тогда, когда во всём слушались отцов, почитали старших, уважали обычаи, когда «в колхозе имени Ленина почти не было плохо работающих парней и девчат: здесь все дружно и рано выходили на колхозное поле… работали весело, легко и охотно», – за два года до страшной войны. 

         Рая Колотовкина принимает как должное невозможность своего счастья в Улыме, и вот её, по-старушечьи сморщившуюся, уже увозит пароходишко «Смелый» – не такой шустрый, как во время прибытия, когда он бодро «взбивал воду до сметанной белизны», а «скособоченный, безвольный, старенький», и она уже не увидит, как на кетском яре на быстром коне появится её любимый – может быть для того, чтобы попрощаться с отвергнутой им самим любовью.

         Приём персонификации, использованный при описании пароходика «Смелого», автор применяет очень часто – когда хочет добавить в захватывающее повествование искорку юмора, без которого он не мыслит изображение улымского быта. Под его пером всё живёт, движется, дышит, а иначе не может быть в деревне, где встают и ложатся спать вместе с зарёй.    Многочисленные метафоры помогают представить жизнь зримо, ярко: на пашне трактора «переваливались с боку набок, фырчали друг на друга», «прыгали по бороздам», в комнате «в углу жил убаюкивающий полумрак», на реке Кеть «подмаргивали два бакена – жёлто-красный и зелёный», «в разрыве облаков таращилась большая звезда», «деревня, убаюкавшись, спала».

         Метафоричны пейзажи, которые дополняют описание жизни настолько, что, когда читаешь повесть, создаётся впечатление полной слитности с этой жизнью и природой. Например, на Чирочьем озере  ядовитые болотные туманы «час назад выползли из ложбинок и улетели в небеса», «озеро изливало прохладу во все стороны – отдавало ночной холодок берегам, небу, траве», «налилась розовостью большая луна с вислыми хохочущими щёчками, с прищуренным левым глазом, полнокровная и здоровая».

         Описывая озеро, автор не забыл  про кукование меланхоличных кукушек, верещание птиц, хохот потревоженного людьми сыча.

         Присутствующие в каждом дворе животные тоже являются полноправными персонажами и участвуют в повествовании: это крикливый мурзинский петух («мурзинский горлодёр, конечно, старался перекукарекать всех, довёл себя до пропойного храпа, но всё равно не сдался»),  неразумная тёлка Вутка («ласково пропел возле околицы пастуший рожок – это дед Сидор сообщил, что нашлась тёлка Вутка, забредшая по молодой глупости в зыбкие тальники»), «шелапутная» сопрыкинская корова, постоянно убегающая от хозяев на общий колхозный двор, норовистая громогласная кобылица Весна, откликающаяся на все события в деревне,  вездесущие улымские собаки.

         Добиваясь полной картины мира, автор-рассказчик словно слился с этим народом: ему приятно говорить на занимательном языке улымчан, хотя иногда он и посмеивается над строгими деревенскими порядками. 

         Таёжная сказка, в которой прослеживаются фольклорные мотивы (есть и история сироты, и сюжет, связанный с поисками невесты, и упоминание о Змее Горыныче в финале), резко обрывается.  А как хотелось бы остаться в этом тихом и неспешном патриархальном мире, задержаться там хоть немного, ведь такого уже не будет!

         Писатель словно вскользь заметит, что не вернутся с войны Анатолий Трифонов и многие его односельчане, погибнут двоюродные братья Раи, останется без руки её подруга – фронтовая медсестра Гранька Мурзина. Судьба самой героини, удалившейся из мира осмысленного труда в непредсказуемость и неопределённость, тоже вызывает тревогу.

         После войны жизнь в Улыме изменится коренным образом в связи с тем, что появится леспромхоз, будет построен лесозавод, налажен сплав леса.  А в литературе целостная традиция «деревенской прозы» будет утрачиваться, и в произведениях появятся мотивы разочарования и неверия в будущее деревни  (В.Астафьев, «Царь-рыба» (1975), В.Распутин, «Прощание с Матёрой» (1976)  и др.).

          Повесть В.Липатова «Ещё до войны» современные исследователи относят к литературе о «колхозном рае», несмотря на отсутствие какой-либо заметной идеологизации в его произведениях. Но читатели, уставшие от изображения мрачного и безобразного и желающие окунуться в мир трудолюбивых, добрых, любящих свою семью людей, сейчас нуждаются именно в таких произведениях, которые, как эта повесть, «душу греют».

 

Литература

 

1. Липатов, В.В. Две повести: Ещё до войны. Серая мышь. – М.: «Молодая гвардия», 1972.

2. Чернявская, Ю.О. Повесть В.Липатова «Еще до войны»: сюжет персонального самоопределения в хронотопе колхозной деревни // Вестник Томского государственного педагогического университета. - Выпуск №6. – 2015.

 

           

 

           

 

 

 

  

Им был дан великий дар…

 

Т.И.Жукова, преподаватель

 Истринского профессионального колледжа,

 кандидат педагогических наук

 

В последние годы всё чаще поднимается вопрос о целесообразности преподавания литературы в школе.   

Нужно заметить, что даже в специальных научных изданиях основные цели изучения данного предмета толкуются неоднозначно. В связи с этим современные учителя литературы, особенно самые молодые, подчас не знают ответ на самый главный вопрос: «Зачем изучать художественное произведение?».

Может быть, как результат такого положения дел, недавно в одном из номеров уважаемого издания появилась статья,  в которой автор, поднимая вопрос о содержании учебников по литературе, находит их неинтересными, вызывающими  скуку, но в то же время признаётся, что дочитал «Войну и мир» только до 102 страницы, а за Пушкина ему «вообще стыдно».

 Но зато с каким жаром и злорадством в статье перечислены расхожие сомнительные факты из жизни писателей! И не только русских – зарубежным (даже тем, кто жил пять веков назад) тоже досталось, как говорится, по полной программе. Вся эта недостойная информация подаётся с вполне благородной целью – как нечто необходимое для привлечения внимания к скучному содержанию школьных учебников по литературе.

Учебники конечно заслуживают того, чтобы быть лучше. Но ведь они представляют собой исследование не только творческой деятельности писателей, но и всего длительного, формировавшегося веками литературного процесса.  В них представлен литературоведческий материал, который, как и всякое научное изложение, не всегда может быть простым и понятным каждому и станет достоянием лишь того, кто для этого приложит много усилий, прежде всего по изучению самого произведения. Ведь если очень внимательно следовать за мыслями автора, читая произведение, то можно самостоятельно прийти к выводам, содержащимся в школьном учебнике.  

Но ещё лучше, если этот сложный предмет, представляющий собой слияние искусства и науки, ведёт профессионал, который может правильно расставить все акценты, то есть научить грамотному художественно-эстетическому восприятию произведений, помочь ученикам овладеть основами теории и истории литературы, а также эффективно организовать  работу по развитию устной и письменной речи и воспитанию читательской культуры школьников. Самое главное, что передаётся ученикам, – это увлечённость педагога, его огромное желание поделиться с молодыми людьми своим открытием мира литературы, которое должно случиться гораздо раньше, чем педагог приступит к профессиональной деятельности.

Сколько одарённых поэтов вышло из стен Царскосельского лицея в то время, когда там учился Александр Пушкин! Уже в самом юном возрасте лицеисты умели писать, потому что у них были замечательные учителя, которые выделяли время для литературного творчества воспитанников каждый день.

К сожалению, особенно в последние годы, школа ощущает отсутствие достаточной профессиональной подготовки учителей, что объясняется  как субъективными, так и объективными причинами.  К первым относится, прежде всего, увлечение молодых людей, готовящихся стать педагогами, общением в социальных сетях,  где игнорируется знание правил орфографии и пунктуации и прививается пагубная, ложная свобода в использовании средств языка.  Второе обстоятельство – это подстраивание на всех уровнях подготовки специалистов под требования нового государственного образовательного стандарта, содержащего в себе много формальностей и противоречий; при этом, как правило, упускается из вида глубокий анализ самого литературного процесса, обучение которому так необходимо молодому педагогу.

Иногда кажется, что создание произведения – чрезвычайно лёгкий труд: автор взял в руки перо – и сами собой побежали строчки из слов. А это далеко не так: при создании своего творения автор взвешивает каждое слово, как бы «перетирая» его! По многочисленным  свидетельствам, Лев Толстой переписывал роман «Анна Каренина» девять раз, «Войну и мир» семь раз – и всё это вручную. Чего здесь больше – огромного таланта или необычайного трудолюбия?!

 А может быть, это промысел Божий? Ведь все великие книги созданы с большой любовью и состраданием к людям, огромным желанием сделать жизнь лучше.

Биографические сведения о писателях в учебниках скудны, так как призваны отразить лишь те эпизоды жизни, которые необходимы для понимания идейного смысла изучаемых произведений. Так, например, мы не найдём в статье о Л.Н.Толстом упоминания об аномальных погодных условиях в России в 1890 году (была холодная бесснежная зима, ранняя сухая весна и засушливое неурожайное лето), приведших к страшному голоду и болезням в отдельных районах страны.  В зимние периоды с 1891 по 1893 годы Лев Николаевич, которому уже было почти семьдесят лет, не думая  о себе и о своём здоровье, посещал отдалённые деревни Тульской и других губерний и организовывал там  питание для голодающих. Им было устроено 246 столовых для умирающих от голода людей. С ним были и его дочери – графини Татьяна и Мария, которые тоже  ходили по смрадным избам, где лежали  истощённые, а часто и заболевшие тифом  крестьяне и лечили их. 

         Вся жизнь Толстого – это непрерывное служение людям, заключающееся в сострадании и непосредственном участии в жизни многих из них, в написании гневных статей в их защиту, в создании художественных произведений для воплощения своей идеи о нравственном самосовершенствовании как единственно верном пути для всех сословий.               Не революция была предметом его внимания в художественных произведениях, написанных им, а самоизлечение людей от пороков, глубокая внутренняя работа каждого над собой. Это духовное возрождение переживают все его любимые герои. Так, Андрей Болконский, переживший жизненные испытания, находит свой нравственный идеал в любви к народу, в служении ему. Сам великий мудрец в конце жизни уходит из Ясной Поляны, чтобы жить в уединении, вдали от грешной жизни.

В 1906 году Лев Николаевич был выдвинут кандидатом на получение Нобелевской премии, но отказался от неё по причинам, которые знал лишь он сам, считавший, что деньги «могут приносить только зло». Ведь недаром Иисус Христос единственный раз был разгневан, увидев в храме торговцев, и выгнал их оттуда.

Жизнь Толстого – это подвиг, а подвиг  никогда не нуждается в том, чтобы за него полагалась плата. Платой может быть только любовь людей – и так и было!

         Каждый из его великих современников также выразил своё отношение к нарождающемуся в России революционному движению (вспомним тот факт, что на царя Александра II в те годы было совершено несколько покушений), и это особенно хорошо становится понятно именно в наше время, когда  насилие как способ преобразования мира всё более выходит на первый план.

 Ф.М.Достоевский внёс свою лепту в решение вопроса о переустройстве мира, показав нравственное падение героя, вступившего на путь насилия. Его герой Раскольников, выбрав в качестве жертвы, по его мнению, никому не нужную вредную старушонку, тут же случайно убивает и её сестру, оказавшуюся на его пути, –  кроткую безответную Лизавету. Муки совести героя так сильны, что он сам вынужден донести на себя в полицию.

И.С.Тургенев, лишивший своего героя Базарова,  которого искренне полюбил, торжествующего будущего, тоже оказывается пророком. И это потому, что писатель был свидетелем кровавых революционных событий во Франции в 1848 году, до глубины души потрясших его своей неоправданной жестокостью. Никто из его героев – беспощадных отрицателей так и не изображён в действии, то есть в организации насильственных преобразований, хотя из-за этого ему пришлось пожертвовать дружбой с  Н.А.Некрасовым, редактором передового журнала «Современник».

Образы литературных персонажей раскрываются в их поступках и высказываниях, через описание внешности героев, через пейзаж и т.д. Исследование этих приёмов изображения тоже является содержанием учебников по литературе.  Но чтобы понять эти научные выводы, необходимо серьёзно подойти именно к самому произведению, не раз перечесть его,  разгадать его смыслы.

Наши замечательные писатели XIX века были обыкновенными людьми. Как и все мы, они могли иметь слабости, совершали ошибки. Но им был дан великий дар – владеть искусством слова, который они реализовали в полной мере, благодаря своему трудолюбию и силе провидения. Мы имеем счастье изучать их творения, черпать из них силы для жизни, набираясь мудрости, и получать эстетическое наслаждение, восхищаясь глубиной изображения действительности и художественным мастерством. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сайт создан по технологии «Конструктор сайтов e-Publish»